Нафиг такие гештальты!
Неважно где, неважно как, главное - с тобой. Это избитое клише - правда, и счастье только тогда счастье, когда все избитые клише становятся высшей истиной.
Кирпичное крошево дерёт спину через куртку, и я благословляю случайность за вовремя зажатый твоей рукой рот - так я не произнесу всех тех ругательств и признаний, которые готовыми строчками танцуют у меня в голове.

Наши контакты проносятся по моим мозгам, как товарняк, грохоча и рассыпая искры, и я не помню момента, когда, сбиваясь со стона на крик и глотая слёзы, начинаю отдавать тебе всё. Открывать все резервы, высвобождать всю энергию. Кажется, от этого гулкого взрыва в сумрачных глубинах носителя по всей земле должны вылететь стёкла. Все эти дымчатые пустоши, где небо - граница, а роса - ресурсы, собирай на пальцы по капле или стряхни с ветки потоком - всё это одухотворяется хлынувшим солнцем, как только ты касаешься меня так. И, наверное, если бы ты трахнул меня где-нибудь в процессе контакта - я бы этого уже не заметил. Хватает двух вертикальных взрезов на шее и того, как ты (вовсе не бережно) всем телом вжимаешь меня в стену, удерживая в полуметре над тусклым асфальтом.

Я думаю, что умру, если нас соединит ещё и постель. Задохнусь от восторга.

Я не буду играть с тобой, заставляя нервничать и увлекаться, я не буду добиваться тебя. Оставлю это для Mаркиза. Нам будет весело. А ты... Любовная связь между человеком и богом - это ужасно, пошло, гадко, смертельно. Выбирай для себя существ своего круга, равно могущественных и прекрасных; возможно, когда-нибудь, кончившись как человек и носитель, я смогу стать одним из вас, и тогда мы снова встретимся; но я не думаю об этом, и ты не думаешь тоже, когда целуешь меня, оглушая силой и мучительно-неуловимым запахом духов, отправляя в отбой бессознательным жестом - схватить донора за руку перед последним глотком, после которого уже только взаимный обморок. Стискивая твои пальцы в торопливом ответе, я так отчаянно верю в тебя - не отпускай, ещё пара секунд, даа - я верю тебе. Здесь всё твоё, слышишь? Я люблю тебя. Это как сказка - любить тебя, Оскуро. Жесточайшая, изысканнейшая сказка, чей конец теряется, как тропинка в дымчатых пустошах.

- Mожно мне остаться у тебя сегодня?
- И какого же ответа ты ждёшь?
- "Конечно нет, забирай свои сто марок и проваливай".
- Конечно... да. И можешь забрать сто марок на мороженое.
- Решил простудить южанина до смерти?
- Садись в машину, неженка...

@темы: славянское чудовище