01:38 

Нафиг такие гештальты!
Господа Пражские насильственно вытаскивают меня из уютной норы. Я зачем-то нужен, нужен бескомпромиссно, срочно, обязательно и им обоим. Легат, не слушая возражений, заставляет меня всюду бегать и со всеми договариваться, а в промежутках падать в обморок, исполняя ему атаки и контроль, будто мне своего экрана мало, и через раз приказывает явиться под утро, чтобы оставить очередной след и выгнать на морозец с совершенно уже пустой головой. Mаркиз таскает меня с собой повсюду, часто звонит и засыпает вопросами, дёргает, отвлекает, дразнит, смеётся и подпускает, нет, пинками загоняет в своё личное пространство. Что это была за сцена прошлой ночью, блин? Какое я имею отношение к их внутренним разборкам? Но меня просто не отпустили, когда я попробовал уйти.
Не я выбрал - меня выбрали. Я люблю их обоих, я думал, так не бывает - ещё как бывает, и это ни разу не смешно. Это больно, страшно и стыдно. Но это тоже счастье, счастье выкладываться по полной, ничего не оставляя для себя. И - я вижу - они не играют со мной, как можно было предположить. Всё реально, ежедневно и фактурно, и нет времени на сомнения. Их неотвязный ритм, Вивальди и джаз, неуловимый флёр кельтских мелодий в дробной замороженной капели, ритм разгоняющейся по склонам моей весны - всё было плохо, но партия не окончена. Ох, как же я их незаслуженно идеализирую... Ещё не верю, но уже вижу: завтра снова, и послезавтра, и вообще всегда, пока я вижу в зеркале герра Эриксона, бледного после бессонной ночки. Значит, придётся поверить.
_ _ _ _ ________________________________________ _ _ _ _


Легко-легко-легко. Легче. Ещё бездумней. Ещё опасней. В слепящем свете, отражающемся от всего вокруг, тебя почти не видно - только край нетерпеливой летящей тени. Ты подойдёшь стремительно, пританцовывая и безмолвно улыбаясь, с легким замахом саданёшь стилетом в самый гадкий и ядовитый гнойник, который я успел себе нажить вместо врагов и шрамов - между рёбрами слева, там, где тяжело и нехотя колотится, где вспухло и перегнило уже трижды или четырежды - закружишь в трёх невесомых шагах вальса, ещё больше раскрывая рану, и отпустишь, оставив меня выхаркивать кровь и выплёскивать пьяно-жёлтые сгустки на простывшую землю.

Когда я приду в себя, будет уже весна, и слепящий свет окутает меня сетью первых росинок; мало что соображая от слабости, я оглянусь по сторонам и увижу, как по твоим следам ползёт бледный вьюнок, а чуть поодаль ненавязчиво звякает по камням прозрачный ледяной ручеёк. И я пойму, где тебя искать. И, конечно, найду через пару дней, по дороге незаметно для себя обретя черты твоей породы - шаткой бессмертной юности. Эмоциональная боль длится 12 минут. Остальное - самовнушение. Твоя постоянная улыбка, хоть и откровенно злая - обещание, почти клятва: всё сложится.

@темы: славянское чудовище, стек, лаванда, опиум

URL
   

Наполовину куст, наполовину поло

главная