Нафиг такие гештальты!
Классный график у меня. Вернувшись в девять утра после содержательной ночи, отсыпаюсь до темноты и выхожу прогуляться под фонарями - где потемнее, ну, вы знаете. Рэндом - предатель: одну за другой выкидывает мне песни про Хенни. Будто мало того, что этим маршрутом я хожу, только когда мне плохо.
На ледовой площадке дети вертятся на каруселях, двое ребят постарше, толкаясь, скатываются с горки, между ними бегает черный пудель.
Хенни, кажется, был единственным, кто знал, как я могу заботиться и оберегать на самом деле, каким я бываю ласковым и надежным, как со мной легко. Именно с ним я поверил в то, что сам давно и отчаянно всем доказывал: поверил в Ларса. В некотором смысле бэби-бой завершил превращение, облек герра Эриксона плотью - ведь что там было раньше - костяк, одежда и документы... И то, что мы расстались (и как мы расстались), уже ничего не изменило. Просто так Ларс научился испытывать обычную человеческую боль.
Я скучаю по нему. Ну, примерно так, как я скучаю по Стиллу - даже пытаясь оживить это какими-то деталями, я точно знаю, что никогда это не будет более живым, чем оно живо в моем воображении... Главное - не ошибаться в деталях, но в этом я точнее многих, да и удача мне не изменяет. Встречая Хенни иногда на тусовках, висящего на чьей-нибудь шее побогаче, я улыбаюсь ему, как чужому. Для меня он мертв, как и остальные, но, боже мой, как я скучаю.

@музыка: oh freckle, what makes you so special