• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: стек, лаванда, опиум (список заголовков)
14:04 

Стриптиз в капелле

Нафиг такие гештальты!
- Не люби. Пользуйся.
- Я просто хочу, чтобы им не было больно. Но я не умею говорить то, что они хотят услышать. Стараюсь быть честным, но всегда получается, что я бессердечный эгоист.
- Ты не умеешь быть по-настоящему ласковым со своими нижними. И ты не научишься тому, что тебе не интересно. Сыграй сострадание, ты же видел такие сцены в кино.
- Но я действительно сочувствую. На самом деле.
- А что толку? Когда ты говоришь об этом, кажется, что ты издеваешься. Поверь мне, Ренцо, они сами себя понимают еще меньше, чем ты их. Будь искренним, если тебе так хочется, но используй кодировку, которую они способны прочесть.
- Да ты прирожденный программист.
- Конечно. Поэтому со мной ты можешь быть полностью откровенным - я понимаю любые коды.
- Слушай, не гипнотизируй меня, а? Я очень счастлив, что могу так тебе доверять, но...
- Стоп! Вот, ты только что сказал несколько искренних слов, понятных без перевода. Просто, не правда ли?
- Я и так чем дальше, тем больше на тебя похож.
- Мне, в отличие от тебя, верят. Хотя из нас двоих именно я бессердечный эгоист.

За высокими окнами безмолвным потоком льется снег. Серый свет гаснущего дня нехотя смешивается с ясным сиянием трех свечей у алтаря. Один выдыхает пар и прячет замерзший нос в шарфе. Другой меланхолично проводит рукой поверх огненных лепестков (пламя не колеблется, словно жест не потревожил стылый воздух) и продолжает:

- Хочу сказать тебе еще одну вещь - уже из области практических советов...
- Скажешь непременно, - перебивает первый, зябко ежась, - только пойдем к тебе. Холодно...

Три огонька тихо кланяются вслед. Снаружи медно звякает в замке ключ.

@темы: стек, лаванда, опиум

23:12 

Ты и я - это не может быть естественным

Нафиг такие гештальты!
две эти осени были мне своднями.
только зима - не пандора, и в ящике
нет ничего.
вот бы найти тебя вновь - прошлогоднего -
двадцатилетнего, ненастоящего,
не моего.
спросишь, зачем? ради боли, наверное,
ради того, чтобы снова почувствовать -
ранен насквозь.
в моде казаться себе люциферами:
кровь? - макияж! да и поза искусственна,
больно? - да брось!
это пройдет, как проходят фантомные,
как затяжное похмелье с паленой, но
это пройдет.
только глаза... нереально огромные...
что же мне делать с такими зелеными?
вот идиот...


"С ним хорошо получается вместе эмоционировать", говорю я кому-то и выдыхаю дым в форточку. "Хорошо-вместе", - отзывается замороженная ночь, расцветающая снегом от этих слов. Отзывается тихо, давая мне соврать кому-то в обмен на честность с собой.
Стоит только отвести взгляд от далёкой острой звезды, прожегшей небосклон в закатной его половине, и ночное светило расплавится у тебя в глазах, влажным непреодолимым холодом протечёт внутрь и не скоро согреется. Если я позволю себе не смешивать человеческое и божественное, не видеть в Оскуро своё всё, то влюблюсь в Mаркиза мгновенно и так, словно всю жизнь только его и ждал. Сколько в нём чувства, сколько игры, точности и грации, изощрённости, искренности, боже мой, сколько в нём любви... от похоти до самых чистых и высоких струн, к которым не всякий может дотянуться. Февраль и март. Гармония несовместного.

Если я решусь на это, то повзрослею сразу на несколько ступеней. Быть любовником нашего сиятельства, к тому же вне Темы, к тому же первым (?) любовником-парнем - это Ответственность, от которой я обычно отказываюсь. Но нельзя же вечно прятаться в норке... Когда мы расстанемся (и хорошо, что я понимаю: это случится достаточно быстро), у меня будет иммунитет к манипуляциям, и я наконец освоюсь с собственной эмоциональной жизнью. А то я такой отмороженный, что здесь уже нужна шоковая терапия - и, как показывает неожиданный результат эксперимента с "признаниями", именно её и ждёт этот кусок трупа, отвечающий у меня за чувственный мир.
И самое, наверное, важное: интуиция подсказывает мне, что именно это будет тем самым бесценным опытом, фантомные отблески которого преследуют меня уже который месяц. Как говорят девушки, "может, он моя судьба". На пути к Граалю нужно преодолеть много порогов, и без этого ответа, без этого Икс я не найду верную тропу. Я же чувствую, что бьюсь лбом в невидимую стену и никак не могу отыскать в ней калитку; я ушёл из Килдонан и брожу вслепую, натыкаясь на незнакомые предметы, но ведь где-то же включается свет, чёрт возьми! Ведь не только в доме Рико светло, пусть там он и самый ясный, самый истинный, но адепты Семьи живут и вне круга этого света... Mне нужен проводник.
И, в конце концов, мы с ним равны. Не подкладываться и не обладать. Когда мы расстанемся, будет больно, но обоим. Когда мы расстанемся, я перечитаю это стихотворение и услышу его голос. На таких, как он, если западёшь, то навсегда.


Есть только одна причина, почему я до сих пор не решился.
Джеймс.

О господи, только бы это не превратилось в кошмар.

@темы: стек, лаванда, опиум

01:38 

Нафиг такие гештальты!
Господа Пражские насильственно вытаскивают меня из уютной норы. Я зачем-то нужен, нужен бескомпромиссно, срочно, обязательно и им обоим. Легат, не слушая возражений, заставляет меня всюду бегать и со всеми договариваться, а в промежутках падать в обморок, исполняя ему атаки и контроль, будто мне своего экрана мало, и через раз приказывает явиться под утро, чтобы оставить очередной след и выгнать на морозец с совершенно уже пустой головой. Mаркиз таскает меня с собой повсюду, часто звонит и засыпает вопросами, дёргает, отвлекает, дразнит, смеётся и подпускает, нет, пинками загоняет в своё личное пространство. Что это была за сцена прошлой ночью, блин? Какое я имею отношение к их внутренним разборкам? Но меня просто не отпустили, когда я попробовал уйти.
Не я выбрал - меня выбрали. Я люблю их обоих, я думал, так не бывает - ещё как бывает, и это ни разу не смешно. Это больно, страшно и стыдно. Но это тоже счастье, счастье выкладываться по полной, ничего не оставляя для себя. И - я вижу - они не играют со мной, как можно было предположить. Всё реально, ежедневно и фактурно, и нет времени на сомнения. Их неотвязный ритм, Вивальди и джаз, неуловимый флёр кельтских мелодий в дробной замороженной капели, ритм разгоняющейся по склонам моей весны - всё было плохо, но партия не окончена. Ох, как же я их незаслуженно идеализирую... Ещё не верю, но уже вижу: завтра снова, и послезавтра, и вообще всегда, пока я вижу в зеркале герра Эриксона, бледного после бессонной ночки. Значит, придётся поверить.
_ _ _ _ ________________________________________ _ _ _ _


Легко-легко-легко. Легче. Ещё бездумней. Ещё опасней. В слепящем свете, отражающемся от всего вокруг, тебя почти не видно - только край нетерпеливой летящей тени. Ты подойдёшь стремительно, пританцовывая и безмолвно улыбаясь, с легким замахом саданёшь стилетом в самый гадкий и ядовитый гнойник, который я успел себе нажить вместо врагов и шрамов - между рёбрами слева, там, где тяжело и нехотя колотится, где вспухло и перегнило уже трижды или четырежды - закружишь в трёх невесомых шагах вальса, ещё больше раскрывая рану, и отпустишь, оставив меня выхаркивать кровь и выплёскивать пьяно-жёлтые сгустки на простывшую землю.

Когда я приду в себя, будет уже весна, и слепящий свет окутает меня сетью первых росинок; мало что соображая от слабости, я оглянусь по сторонам и увижу, как по твоим следам ползёт бледный вьюнок, а чуть поодаль ненавязчиво звякает по камням прозрачный ледяной ручеёк. И я пойму, где тебя искать. И, конечно, найду через пару дней, по дороге незаметно для себя обретя черты твоей породы - шаткой бессмертной юности. Эмоциональная боль длится 12 минут. Остальное - самовнушение. Твоя постоянная улыбка, хоть и откровенно злая - обещание, почти клятва: всё сложится.

@темы: славянское чудовище, стек, лаванда, опиум

01:41 

Говорю какие-то банальности

Нафиг такие гештальты!
Страшно доверять такому, как он, и страшнее заслужить его доверие; когда он такой хрупко-рассеянный, беззащитно-ласковый, когда он зябко кутается в свою вышитую тряпку, пристраиваясь к нагретому камню, и отвечает нервным смехом на вопрос "тебе больно?" - когда он такой, не помнишь, что он опасен. А об этом нельзя забывать. Mожно влюбиться, несмотря на это, но забывать нельзя...
Эльфийский подкидыш. Иней на цветке. Плющ ползёт по стене, извиваясь от жара открытого пламени; я не понимаю его до конца, я не понимаю, что держит вместе все эти несочетаемые детали. На какой несгибаемый стержень нанизаны лёд и лихорадочный огонь, воля и страх перед собственным отражением, жестокость и внимательность, утончённость и бандитские ухватки.
Я подхватываю его на руки, и перед тем, как врезать мне между глаз и спрыгнуть на землю, он на миг прижимается к моему плечу.
Ничего уже не понимаю.

@темы: стек, лаванда, опиум

01:02 

Нафиг такие гештальты!
- Каждое такое решение - насилие. Поверь, я знаю, что говорю. Я не хотел звать тебя сюда, я не хочу, чтобы ты видел меня таким. Ты ведь уже привык считать меня дивным и неопасным, это так очаровательно для чудовищ вроде меня... Тебе страшно? Mне ещё страшнее. Но ты должен это знать, иначе как тебе доверять?
- Ты можешь. Валенсия любит Прагу...
- Любовь - такая одноразовая дешёвка. А впрочем... раз ты веришь в это - докажи мне.


Не буду спорить: страшно. Но золотой жар внутри плотного клубка шипов и теней манит сильнее и зовёт настойчивей, чем отчаянное нежелание видеть чужую боль и унижение и не быть способным помешать. Это твоя обожаемая игра, единственная, которая реальнее не-игры; ты никогда не бываешь до конца собой, но в Теме ты - то, чему ты веришь больше всего. Я должен это знать.
Поэтому я переведу часы, спущусь по узким лестницам на самое дно нарисованных тобой кошмаров (одна твоя кошка протяжно мяукнет из землистого мрака, другая, знакомо ёжась от знобких сквозняков, с усилием вдвинет в пазы засов за моей спиной) и буду смотреть. И, возможно, в процессе не один раз вцеплюсь в крест, отгоняя дурнотный ужас. Но я люблю тебя - без твоей Праги (просто шарики за ролики ещё не заехали - говорить тебе такое). И ты прав: мы должны верить друг другу во всём. Однажды я пущу тебя в свои дымные пустоши, где роса и редкое солнце, а дальше - невидимые горы, прекрасные, пустые, гулкие, необитаемые. И тебе тоже будет страшно. А мне - ещё страшней.

@темы: стек, лаванда, опиум

03:39 

Нафиг такие гештальты!
То ли чувство долга, то ли смутное осознание человеческой жалости, то ли воспоминание о здравом смысле - не дает безоправдательно послать собеседников. Ведь случай пройдёт, а последствия останутся. Это одно из наших различий: я могу казаться невменяемым, но всегда думаю о последствиях - просто иногда решаю, что будет выгоднее не придавать им значения. Ты достовернее: ты или подчищаешь все концы, или уже набираешь полные лёгкие морской воды, уходя в deep. И меня пытаешься уволочь.
"Не думай", шепчет чужой молоденький голос у меня в голове, сбиваясь на хохот; "сейчас я дотянусь до рычага и врублю прожекторы, тебе позвонят и скажут, что Легат в коме, сейчас с неба напалм польётся - неужто ты будешь думать?" "Да я просто сдохну". "Подыхай". Истерически-сильные руки вплавляют меня в броню танка, я слышу собственный смех, выгибаюсь и превращаюсь в кисть. Ты бессмертен. Из этой клетки, где каждый прут - слова о тебе, твоя душа не выберется. И никто не посмеет, нет - не сумеет дотронуться до твоего имени без благоговения. Как тебе такая вечность? И вся роза ветров - твоя. Для меня, твоего автора, уже много лет нет никого прекрасней, чем ты, и никого - важнее, и никого - желанней. (Шипы воображаемой розы ранят губы, но я успел всё сосчитать: есть те, кто сильнее, и они моего мнения не спрашивают, вламываясь внутрь меня, а вот тебе приходится. И мой ответ - да.)
Интересно, как скоро я сочту вышесказанное мертворожденным ребёнком бессонницы после ночки с коньяком?
Вот, я уже говорю твоими словами. Бросай пить, а? И я тоже бросай пить твоё это... от которого все стихи на свете, кажется, про тебя.
Интересно, как скоро я начну писать в таких постах: "проснусь спустя трое суток, рядом с твоим трупом и пустой пачкой от таблеток". Ибо начну - ты слишком, ты нереально, ты невыносимо; но твоего автора не так легко довести до черты, он гибкий, как вода, неуязвимый, как вода - мы с твоей Принцессой одной плоти, хоть кровь у неё и рыбья. Тебе со мной не справиться. Мне с тобой тоже. Золотая строчка предназначенности прошила нас с тобой не хуже пулемётного трассера, а случайность растащила в стороны, такими мы и пребудем - ни слиться, ни разойтись.
Думая об этом, я решил, что должен суметь отпустить тебя к Цинне. Раз уж так сложилось, что теперь она, а не я, хранит в своём генокоде тайны твоих лабиринтов. Я использовал вернейшее из заклинаний - я написал, что не люблю тебя, но было, наверное, уже слишком поздно.
Стек, лаванда, опиум... Пиздец всей моей жизни, вот ты кто.


@темы: стек, лаванда, опиум

00:57 

Нафиг такие гештальты!
...Запах осенних костров заползает в дом. Тянет тайком из окна сквозь туман промозглый - осень уже пьяна и назад возвращаться поздно, а о мостах сожжённых можно грустить и днём. В тёмных витринах полощут себя фонари, в полночь на стёклах вздыхающих губ отпечатки. Звонко стучат каблуки про промокшей ночной брусчатке.
Шёпот в деревьях: "Хочешь пройти? Замри..."


Стихи о тебе. О возрасте, который не виден снаружи, об осени, слегка разбавленной алкоголем и любовью, о друзьях, давно умерших, хоть и живых внешне; о случайных и единственно верных совпадениях, о твоём городе, который ты бросил бы, дай только шанс повернуть всё вспять. О мгновенной мимикрии, стоит только кому-то приглядеться попристальней. О непредставимом стремлении к звёздам, которое вознесло тебя на такую высоту, где уже не дышат - и ещё вознесёт.

Я смотрю на тебя как будто с отдаления - мы не общались два дня, это много, но нет никаких сил видеть тебя близко. Сейчас намного, намного хуже с тобой, чем без тебя. Баланс выровняется, и я тебе перезвоню. Стоило бы вовсе удалить твой номер, но я слишком сильно влюблён в тебя, артист.

Где-то здесь было освобождение. Точно было, я помню. Но этот толстенный гнойник отзывается на мысли о тебе отвратительно знакомой глухой болью - пока его не вспороли, он доставит мне мучений. А если не отвлекаться на сантименты - прости, но я всё-таки не поверю, что ты действительно хотел меня так опустить. Ты хотел чего-то другого, и я обязательно придумаю, что делать дальше; но пока что я сбегу от всего этого за Границу, и мне, веришь ли, безразлично, что ты об этом думаешь.

Ты просто забыл, что такое двадцать лет. А может, и не знал - сначала тебе было шестнадцать, а потом сразу вечность (табличка "сарказм").

А ведь в то утро, когда всё это произошло, я хотел поговорить с тобой кое о чём очень важном. Но сейчас мне даже не до этого. Я пуст, как обледеневший стакан, и слегка потрескан от чудовищного холода.

@темы: стек, лаванда, опиум

Наполовину куст, наполовину поло

главная