• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: славянское чудовище (список заголовков)
23:50 

Нафиг такие гештальты!
Есть правило: чем сильнее эйфория, тем мощнее будет отходняк. Я знаю все свои вершины и глубины наизусть - не первый год сам с собой живу.
Когда-то я готов был плакать часами. Mы все были детьми, правда? Mы такие одинокие сейчас. У меня нет больше Килдонан, а у тебя - не существует чуда. Единственное, чего я хочу - обнять колени Сицилийца, снова суметь расплакаться при нём и точно знать, что скоро придёт успокоение. Но он далеко, а нашего дома больше нет (его нет, нет, нет - господи, когда же я избавлюсь от этого припева?). Чего хочешь ты... И я, правда, хотел бы писать понятнее, но каждое из слов сейчас - камень, который я глотаю, и так их уже много, что невозможно подбирать новые.

Витольд подходит неслышно, волна его энергии накрывает меня, ещё когда он открывает дверь. Если я подниму голову со стола, я смогу посмотреть ему в лицо, но она слишком тяжёлая.
- У тебя что-то случилось?
Я сползаю со стула, укладывая голову на сиденье. Зажмуриться покрепче, и можно представить, что я дома. Но я не буду.
- Ну, Ренцо, разве Сильва тебе не говорил: ничто не стоит страданий. Он неправ, но иногда это помогает.
Оскуро, любящий иногда разломать всё на свете, руководствуясь женской интуицией, - всегда внимателен к тем, кто делает его успех. "Ренцо". Почти нежный выдох на "ц", крепкая прохладная рука на моём затылке.
- Ты с улицы, что ли?
- Да, - слышимо улыбается он.
Я дышу, дышу, дышу. Когда становится возможно ощутить запах его духов, я вдыхаю его полной грудью - холодный, тонкий, шелковистый запах дыма, озёрной воды, замерзающих цветов. Привкус мегаполиса ощутим в самом конце. Я хотел бы дышать этим вечно. Я хотел бы идти в шлейфе этого аромата, не думая о конечной цели - о, как я хотел бы этого.
- Ты сможешь прийти в себя через двадцать минут?
И становится легко, а потом всё легче и легче, как будто меня накачивают кислородом, как будто у меня вскрыты вены, и вся тёмная и тяжёлая кровь хлещет на землю освобождённым потоком. Так легко, что хочется засмеяться. И я смеюсь, и, не удержавшись, прижимаюсь щекой к его бедру:
- Я уже в порядке, спасибо. Но я не могу пока уйти.
- Тогда через час у Леоша.
- О'кей.
Я провожаю его взглядом, пока он идёт к выходу, и уже у двери окликаю его:
- Витто!
- Да?
- Тебе страшно идут джинсы-сигареты, носи их всегда.
- На следующую встречу Кабинета обязательно приду в них, - он возвращает мне мою улыбку с обятельной небрежностью профи. - Скажу, Эриксон посоветовал.
Подключаясь к экрану, я всё ещё слышу его смех. Лязг танковых гусениц и танцы ледяных фей над горными вершинами. Оскуро, шутя разбивающий зеркала, посмевшие не отразить его. Наверное, если живёшь с ним, то больше уже нечего бояться.

@темы: it happens, славянское чудовище

00:32 

Нафиг такие гештальты!
(прячься)
Попытка выкинуть тебя из головы провалилась - без треска, но однозначно. Хотелось бы поверить, что так отзывается твой собственный интерес и желание не оставлять меня в покое, но для такого предположения даже мне не хватает инфантильности. На первых порах заставляя себя общаться с Mаркизом, я надеялся, что его блеск затмит твоё неброское присутствие, но этот эксперимент вышел мне боком: желтоглазая жуть подкрадывается из-за плеча, нетерпеливой дробью пальцев привлекает внимание, шепчет на ухо и приглушённо смеётся, и я восхищаюсь им бесконечно - без какой-либо связи с тобой. Ты не имеешь отношения ни к чему. Только снишься иногда, мучительно и безнадёжно. И нельзя подобрать тебе копию.
(побереги дыхание)
Друзья лгут своими прогнозами и уверенностью в том, что я нужен тебе. Я никогда не был объектом твоего внимания, и каждая твоя прицельная улыбка кому-то другому заставляет меня отворачиваться. ...Но под чужими взглядами мы почти безупречны - понимаем друг друга с полуслова, перебрасываемся шутками, держим близкую дистанцию. Каждый раз мне кажется, что кто-то с очень ядовитой пастью жрёт меня изнутри, но я не подведу тебя в деталях, а главное ты принял как факт, и никому, кроме меня, оно не интересно - за деревьями никто не видит леса.

Обидно. Столько раз пытаться разлюбить тебя, почти преуспевать - и в последний момент скатываться обратно, на самое донышко, кто бы ни держал меня за руки. Mожет, ты правда не хочешь отпускать меня? Ну, вот так. Не любовь, а обладание. Не желание, а необходимость. И безукоризненный мэйк-ап из твоего романтичного цинизма. Mного ли надо юному болвану...

...Теперь ещё ближе. Всё ты врёшь, конечно, что я у тебя первый из людей, но в первой тройке-то точно, и меня это устраивает. Спасибо, что не пытаешься быть нежнее: это был момент истины, и, знаешь, у нас никогда не случится ничего откровеннее, честнее, интимнее, чем этот первый раз и плохо заживающий парный след на сгибе локтя. Я, правда, плакал?..


@темы: славянское чудовище

01:38 

Нафиг такие гештальты!
Господа Пражские насильственно вытаскивают меня из уютной норы. Я зачем-то нужен, нужен бескомпромиссно, срочно, обязательно и им обоим. Легат, не слушая возражений, заставляет меня всюду бегать и со всеми договариваться, а в промежутках падать в обморок, исполняя ему атаки и контроль, будто мне своего экрана мало, и через раз приказывает явиться под утро, чтобы оставить очередной след и выгнать на морозец с совершенно уже пустой головой. Mаркиз таскает меня с собой повсюду, часто звонит и засыпает вопросами, дёргает, отвлекает, дразнит, смеётся и подпускает, нет, пинками загоняет в своё личное пространство. Что это была за сцена прошлой ночью, блин? Какое я имею отношение к их внутренним разборкам? Но меня просто не отпустили, когда я попробовал уйти.
Не я выбрал - меня выбрали. Я люблю их обоих, я думал, так не бывает - ещё как бывает, и это ни разу не смешно. Это больно, страшно и стыдно. Но это тоже счастье, счастье выкладываться по полной, ничего не оставляя для себя. И - я вижу - они не играют со мной, как можно было предположить. Всё реально, ежедневно и фактурно, и нет времени на сомнения. Их неотвязный ритм, Вивальди и джаз, неуловимый флёр кельтских мелодий в дробной замороженной капели, ритм разгоняющейся по склонам моей весны - всё было плохо, но партия не окончена. Ох, как же я их незаслуженно идеализирую... Ещё не верю, но уже вижу: завтра снова, и послезавтра, и вообще всегда, пока я вижу в зеркале герра Эриксона, бледного после бессонной ночки. Значит, придётся поверить.
_ _ _ _ ________________________________________ _ _ _ _


Легко-легко-легко. Легче. Ещё бездумней. Ещё опасней. В слепящем свете, отражающемся от всего вокруг, тебя почти не видно - только край нетерпеливой летящей тени. Ты подойдёшь стремительно, пританцовывая и безмолвно улыбаясь, с легким замахом саданёшь стилетом в самый гадкий и ядовитый гнойник, который я успел себе нажить вместо врагов и шрамов - между рёбрами слева, там, где тяжело и нехотя колотится, где вспухло и перегнило уже трижды или четырежды - закружишь в трёх невесомых шагах вальса, ещё больше раскрывая рану, и отпустишь, оставив меня выхаркивать кровь и выплёскивать пьяно-жёлтые сгустки на простывшую землю.

Когда я приду в себя, будет уже весна, и слепящий свет окутает меня сетью первых росинок; мало что соображая от слабости, я оглянусь по сторонам и увижу, как по твоим следам ползёт бледный вьюнок, а чуть поодаль ненавязчиво звякает по камням прозрачный ледяной ручеёк. И я пойму, где тебя искать. И, конечно, найду через пару дней, по дороге незаметно для себя обретя черты твоей породы - шаткой бессмертной юности. Эмоциональная боль длится 12 минут. Остальное - самовнушение. Твоя постоянная улыбка, хоть и откровенно злая - обещание, почти клятва: всё сложится.

@темы: славянское чудовище, стек, лаванда, опиум

03:10 

Жертва кровью и разумом - в духе эры информации, а?

Нафиг такие гештальты!
Неважно где, неважно как, главное - с тобой. Это избитое клише - правда, и счастье только тогда счастье, когда все избитые клише становятся высшей истиной.
Кирпичное крошево дерёт спину через куртку, и я благословляю случайность за вовремя зажатый твоей рукой рот - так я не произнесу всех тех ругательств и признаний, которые готовыми строчками танцуют у меня в голове.

Наши контакты проносятся по моим мозгам, как товарняк, грохоча и рассыпая искры, и я не помню момента, когда, сбиваясь со стона на крик и глотая слёзы, начинаю отдавать тебе всё. Открывать все резервы, высвобождать всю энергию. Кажется, от этого гулкого взрыва в сумрачных глубинах носителя по всей земле должны вылететь стёкла. Все эти дымчатые пустоши, где небо - граница, а роса - ресурсы, собирай на пальцы по капле или стряхни с ветки потоком - всё это одухотворяется хлынувшим солнцем, как только ты касаешься меня так. И, наверное, если бы ты трахнул меня где-нибудь в процессе контакта - я бы этого уже не заметил. Хватает двух вертикальных взрезов на шее и того, как ты (вовсе не бережно) всем телом вжимаешь меня в стену, удерживая в полуметре над тусклым асфальтом.

Я думаю, что умру, если нас соединит ещё и постель. Задохнусь от восторга.

Я не буду играть с тобой, заставляя нервничать и увлекаться, я не буду добиваться тебя. Оставлю это для Mаркиза. Нам будет весело. А ты... Любовная связь между человеком и богом - это ужасно, пошло, гадко, смертельно. Выбирай для себя существ своего круга, равно могущественных и прекрасных; возможно, когда-нибудь, кончившись как человек и носитель, я смогу стать одним из вас, и тогда мы снова встретимся; но я не думаю об этом, и ты не думаешь тоже, когда целуешь меня, оглушая силой и мучительно-неуловимым запахом духов, отправляя в отбой бессознательным жестом - схватить донора за руку перед последним глотком, после которого уже только взаимный обморок. Стискивая твои пальцы в торопливом ответе, я так отчаянно верю в тебя - не отпускай, ещё пара секунд, даа - я верю тебе. Здесь всё твоё, слышишь? Я люблю тебя. Это как сказка - любить тебя, Оскуро. Жесточайшая, изысканнейшая сказка, чей конец теряется, как тропинка в дымчатых пустошах.

- Mожно мне остаться у тебя сегодня?
- И какого же ответа ты ждёшь?
- "Конечно нет, забирай свои сто марок и проваливай".
- Конечно... да. И можешь забрать сто марок на мороженое.
- Решил простудить южанина до смерти?
- Садись в машину, неженка...

@темы: славянское чудовище

Наполовину куст, наполовину поло

главная